Cвятитель Иннокентий, митрополит Московский, первый архиерей земель приамурских

Святитель Иннокентий

"Поминайте наставников ваших, которые пропо­ведовали вам слово Божие;
и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их".

(Евр. 13,7).

В этом году 6 октября исполняется 25 лет со дня канонизации, прославления в лике святых великого иерар­ха нашей Святой Церкви и достойного сына Отечества - святителя Иннокентия, митрополита Московского. Жизнь этого удивительного человека была отмечена многими блестящими талантами - яркого проповедника и духовно­го писателя, исследователя и просветителя. На протяже­нии всей своей жизни святитель был добрым пастырем и чадолюбивым отцом, всегда приветливым и заботливым, простым и доступным в общении. Он искренне распола­гал к себе людей и своим нравом напоминает апостолов и древних отцов церкви. Недаром и в церковной истории он известен как апостол Америки и Сибири. Сорок пять лет отдал святитель Иннокентий миссионерскому служе­нию, посвятив себя всецело Богу и людям. На огромных просторах Аляски и Алеутских островов, Камчатки, Си­бири и Приамурья совершалось через святого подвижни­ка спасительное дело просвящения многочисленных на­родов светом Божественной истины.

Исполняя завет Христа Спасителя "Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28,19), святитель Иннокентий проповедовал Еван­гелие, и великое множество людей привёл в ограду Свя­той Церкви. Повсюду он строил храмы и часовни, осно­вывал школы, где велось обучение на русском и местных языках. Вследствие этой мудрой и энергичной деятель­ности, а также благодаря переводу книг на алеутский, якутский и тунгусский языки, многократно выросла гра­мотность местного населения. С распространением пра­вославия стало прекращаться многоженство и внебрач­ное сожитие, а также убийства слуг при погребении знат­ных туземцев. Почти полностью прекратились междоусо­бицы, а обычай кровной мести изжит навсегда. Кроме просвещения светом Евангелия, святитель обучал абори­генов кузнечному и плотницкому ремёслам, научил их делать прививки от оспы. Поистине он был их благодете­лем и наставником, и снискал их сердечное расположе­ние и привязанность к себе.

Святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский и КоломенскийПоистине поражают воображение масштабы неуто­мимой деятельности подвижника благочестия. А ведь вначале ничто не предвещало сыну бедного сельского пономаря такое великое будущее. Вот как сам святитель Иннокентий описывает своё призвание Господом на апо­стольское служение в "Автобиографической записке". Будучи священником Благовещенской церкви в Иркутс­ке, он, наряду с другими священнослужителями, получил предложение отправиться на Аляску. Как и прочие свя­щенники, он поначалу отказался, так как никто не хотел ехать в дикую, неведомую страну. "В самом деле, - писал святитель, - мог ли я, судя по человечески, ехать Бог знает куда, когда я был в одном из лучших приходов города, в почёте и даже любви у своих прихожан, на хорошем счету у своего начальства, имея уже свой дом? Но да будет благословенно имя Господне! Я вдруг и, можно сказать, весь загорелся желанием ехать. Живо помню и теперь, как я мучился нетерпением, ожидая объя­вить моё желание епископу".

Этот эпизод имеет очень важное значение для пони­мания духовного пути миссионера, всецело подчинивше­го свою волю воле Божией. Вспоминая об этом чудесном призвании, святитель писал: "Пусть мой пример будет новым доказательством той истины, что от "Господа ис­правляются человеку пути его" (Пс. 36,27), и что все мы не что иное как орудие в руках Его". Существует замечательное свидетельство протоиерея Прокопия Громова, сподвижника святителя в миссионер­ских подвигах. "Десятки тысяч вёрст приходилось проез­жать Владыке, и при каких тяжёлых условиях. Ему суж­дено было в наше время олицетворять в себе начертан­ную апостолом Павлом картину многотрудных подвигов подвижников веры: "Скитались в милотях и козьих ко­жах, терпя скорби, недостатки, озлобления, скитались по горам и пустыням, по пещерам и ущельям земли" (Евр. 11, 37-38). Особенно тяжело было, без сомнения, путе­шествие на собаках. В повозочке, в которую впряжены они, еле-еле уместится один человек, и ни пошевельнуть­ся, ни повернуться ему нельзя... Сотни раз по дороге Владыка подвергался риску замёрзнуть, быть занесён­ным пургой, свалиться в обрыв, погибнуть голодной смер­тью... В иных местах спускаться на собаках было немыс­лимо. Их скатывали клубком вниз, а за ними спускались и спутники, пешком, закладывая ногу в вырубаемую то­пором идущего впереди туземца ступеньку, рискуя при малейшей потере равновесия опрокинуться и слететь в пропасть.

Как сейчас вижу епископа Иннокентия, в тёмную зим­нюю ночь сидящего в одеянии из оленьих кож на камне, освещаемого заревом, отражающемся на вершинах гор, окружающих пропасть, среди добродушных детей при­роды - камчадалов, и между не одной сотни маленьких ездовых собак, свернувшихся в клубок и крепко заснув­ших от утомления. Ни одному из русских иерархов не доводилось ещё вносить своё благословение в подобные юдоли. Сам великий Благовестник все трудности путеше­ствий сносил с подлинно апостольским терпением и бла­годушием. В одном из своих писем он сообщал: "Едучи с Аяна зимою в повозке, неудачно опрокинулся и ушиб себе бок, а потом совсем с повозкой опрокинулся в по­лынью. Но, слава Богу, всё прошло! Платье давно уже высохло и носится, бок поболел около двух месяцев и перестал, а из полыньи давно уже вытащили меня... Те­перь опять собираюсь в дорогу: на Вилюй, в Олекму и по якутским церквам".

Но, говоря о неустанных миссионерских трудах свя­тителя, нельзя не отметить его выдающегося вклада в общечеловеческую культуру. Щедро одарённый от Бога талантами, исключительно наблюдательный и деятель­ный, он был незаурядным исследователем, оставив пос­ле себя многочисленные труды в области метеорологии этнографии и лингвистики. Научному исследованию ве­ликого миссионера подвергалось всё, что он видел на суше и на море, в воздухе или в общественной жизни людей, которым он проповедовал Слово Божие. Много и широко путешествуя, он описывал горы и долины, моря и проливы, льды и вулканы, реки и озёра, горные поро­ды и минералы, растения, животный мир и климатичес­кие условия.

Изучая образ жизни местных народностей, святитель Иннокентий создал научную базу для дальнейших поко­лений этнографов и лингвистов. Он стал од ним из осно­воположников русской школы этнографии. За свои на­учные описания и исследования будущий Московский первосвятитель был избран членом-корреспондентом Императорской Академии наук, почётным членом Мос­ковского университета и почётным членом Московского общества любителей естествознания, антропологии и эт­нографии. К сожалению, долгие годы невозможно было в полный голос сказать о православном миссионере как о разностороннем учёном. Поэтому современная отече­ственная наука остаётся в большом долгу перед именем и научным наследием святителя Иннокентия.

Заключение Айгунского договораНу и, конечно, особое значение имеет сей угодник Божий для нашего Приамурья. Как человек глубоко пре­данный своей Родине и радеющий о её величии, он про­являл большую заботу об успешном для России решении амурского вопроса. Для этого владыка предпринял путе­шествие по Амуру и составил подробное изложение "Не­что об Амуре". В нём на основании наблюдений он обо­сновал возможность навигации по Амуру и заселения его берегов. В нашем крае святитель воздвиг тридцать храмов, около десятка школ, основал две миссии. Он также принял непосредственное участие в заключении знаменитого Айгунского договора. Этот исторический договор навечно закреплял права русских на все земли по течению Амура и Уссурийский край. Дай-то Бог нам крепости духовной и мужества, чтобы не потерять то, что приобрели для нас наши благочестивые предки. В мае 1858 года святителем Иннокентием был заложен храм в честь Благовещения Божией Матери в Усть-Зейской станице - первое здание будущего центра Приамурья. По имени храма и город был назван Благовещенском - в память о первой победе над китайцами в праздник Благо­вещения в 1652 году и в память о храме Благовещения в Иркутске, в котором начинал своё служение будущий просветитель Дальнего Востока, а также в ознаменова­ние того, что "отсюда изойдёт благая весть о воссоеди­нении Приамурского края с российскими владениями".

Очень высоко оценил деятельность архиерея-патрио­та академик А.П. Окладников (1908-1981). "Было бы не­справедливо, говоря о Вениаминове (мирская фамилия святителя Иннокентия), умолчать о его участии в освое­нии Амура и Приморья в 50-е годы XIX века, об этом огромном по своему историческому значению мероприя­тии, в результате которого была восстановлена истори­ческая справедливость. То было время, когда исконно русская земля, приобретённая ещё храбрыми землепро­ходцами XVII столетия, мужественно защищаемая рус­ским народом от маньчжуро-китайских агрессоров, окон­чательно и навечно была возвращена России. Он являл­ся ближайшим сподвижником Н.Н. Муравьёва-Амурско­го и Г.И. Невельского в этом государственно-важном деле... Вениаминов не только остро чувствовал полити­ческую ситуацию того времени, когда уже шла ожесто­чённая борьба мировых держав на Дальнем Востоке, но и смотрел далеко вперёд. "Лишь только мы оставим Амур, - писал он, - то или американцы, или англичане немед­ленно им завладеют". Ему принадлежат и планы исполь­зования естественных ресурсов Приамурья, расселения в нём крестьян, разведения пашен и скота, устройства се­лений и городов, в том числе и Благовещенска". От себя добавлю, что с той поры помимо Америки и Англии над нами навис миллиардный Китай, обладающий ядерным оружием и готовый пересматривать прежние договоры, да и Япония всё настойчивее ломится в наши курильские ворота.

Почти двадцать лет провёл святитель Иннокентий в неустанных трудах на нашей амурской земле. В январе 1868 года получил известие о назначении его митропо­литом Московским на место почившего первосвятителя Филарета. 15 февраля жители Благовещенска со слеза­ми провожали любимого архипастыря, с которым расста­вались навсегда. Будучи семидесятилетним старцем, мит­рополит Иннокентий возглавил русскую православную церковь. Преклонные лета и телесные немощи не сломи­ли могучего духа подвижника веры и благочестия. Ещё одиннадцать лет он руководил церковным кораблём. Его заботами укрепился нравственный авторитет духовенства, повышен уровень преподавания в духовных школах. Сво­ей добротой и доступностью привлёк к себе всеобщую любовь православной Москвы. Именно он совершал ос­вящение первого храма Христа Спасителя.

Святая церковь и память народная бережно хранят имена тех, кто посвятил себя евангельской проповеди, жертвенному труду ради спасения ближних, чья жизнь назидательна и поучительна. Одним из таких богоносных мужей был митрополит Московский Иннокентий, апо­стол Америки и Сибири, чья жизнь прошла в великих трудах, жестоких лишениях и суровых подвигах. Родив­шись в глухой сибирской деревушке, после полувекового миссионерского служения, он завершил свой путь в Мос­кве. Надпись под Распятием на его гробнице гласит: "Мо­литвами святителя Иннокентия, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас". Спаси и помилуй нас, Господи. Аминь.

Автор: 

Дата публикации: 

04/10/2002

Метки: