Всем павшим за Веру и Отечество

Рождество Богородицы

21 сентября - Рождество Пресвятой Богородицы. Рус­ская земля всегда была под особым водительством и по­кровом Матери Божией. Свидетельством этому являются многочисленные храмы, монастыри и иконы в Её честь, которые мы "яко звёзды небесные по всей земле нашей зрим". Рождество Пресвятой Девы есть начало спасения рода человеческого. Ещё не сам Господь Спаситель рож­дается, а его Пречистая Матерь, ещё не самое Солнце Правды восходит, но уже занимается предрассветная заря. Свежий, утренний ветер разносит во все концы мира бла­гую весть (Евангелие) о скором появлении Света. Радость грядущего праздника в том, что нашёл Бог Ту, Которая явилась белоснежной лилией чистоты среди терниев стра­стей и грехов человеческих. Потому так сильна любовь к Ней русского православного народа, и Она отвечала на эту любовь Своим молитвенным представительством пе­ред Господом.

Куликовская битваМного знамений этого заступничества из­вестно в нашей истории. Одно из них - победа, одержан­ная русским воинством над бесчисленной ордой Мамая на Куликовом поле в 1380 году, в субботу 21 сентября, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Эта победа имела судьбоносное значение. Дело в том, что нашествие Мамая резко отличалось от обычных татарских набегов, грабежей. Собираясь в поход против Москвы, он заклю­чил союз с могущественным литовским князем Ягайло. Таким образом силы Запада и Востока объединялись для уничтожения возрождающегося русского государства. Альянс крупнейших соседей создавал угрозу полного разгрома и уничтожения Руси с разделом её земель между Великим княжеством Литовским и Золотой Ордой. Наря­ду с Литвой, которая издревле добивалась господства над южнорусскими землями, Мамая поддержали обосно­вавшиеся в Крыму генуэзские купцы. Известно, что от­борную часть мамаевых войск составляла наёмная гену­эзская пехота. За ними стояла католическая церковь, ос­новавшая к тому времени своё епископство в Крыму. При­зыв "Дранг нах Остен" уже тогда грел сердце римским папам. Начиная с XII столетия они последовательно бла­гословляют нашествия датчан, венгров, шведов и нем­цев, пытаясь воспользоваться трудным положением Руси, предписывая искоренять "проклятую греческую веру и присоединять русских к римской церкви". Таким обра­зом Мамай выступал в качестве ударного тарана, за кото­рым стояли самые различные силы и интересы. Его кон­фликт с князем Димитрием выходил за рамки отношений Руси и Орды и затрагивал судьбы всей Европы. Речь шла о том, быть или не быть здесь русскому государству. Поэтому победа, одержанная на Куликовом поле, имеет уникальное значение. Она стала первым подвигом объе­динившегося народа, дала почувствовать русским своё единство и силу. Нация вновь обретала уверенность пос­ле периода жестоких исторических неудач и унижений. Тогда же впервые один князь возглавил объединённые силы многих княжеств. Святой благоверный князь Ди­митрий Донской не ограничился обороной своего удела, но вышел в степь и бился, защищая от нашествия всю русскую землю. Но что же стало залогом единства дото­ле разрозненных русских княжеств, постоянно враждо­вавших друг с другом? Что заставило забыть распри и обиды и в едином порыве выйти на смертельную сечу с лютым и беспощадным врагом? Общность Святой Пра­вославной веры. Той веры, которая из десятков славянс­ких и других племён создала могучий русский народ. Разгром полчищ Мамая послужил темой целого ряда про­изведений, образующих так называемый куликовский цикл. Все они свидетельствуют, что Русь впервые одоле­ла татар лишь когда поднялась на защиту святынь Пра­вославия, а не политических или земельных интересов. "Како случися брань на Дону православным Христианом с безбожным царём Мамаем, како возвысих Господь род християнский, а поганых уничтожих и посрамих их суровство", - так озаглавил свою повесть автор "Сказания о мамаевом побоище". Хоть и были сильны нечестивые, "сыны же русские силою Святого Духа побиваше их". Перед выступлением в поход князь едет в обитель к пре­подобному Сергию за благословением на предстоящий подвиг. Преподобный благословил князя словами: "Пре­святая Троица и Богоматерь помогут тебе, дерзай княже, одолеешь супостата". В знак того, что Господь не попус­тит погибнуть христолюбивому воинству, он отправляет с князем двух монахов своего монастыря - Александра Пересвета и Андрея Ослябю. До принятия монашества оба были знаменитыми ратниками и воеводами. Именно желание защитить или погибнуть за "Землю Русскую, за святую Веру" Христианскую, сообщило дружине князя Димитрия ту внутреннюю мощь, о которую разбились несметные полчища ордынцев. Лишь заступничеством Богородицы можно объяснить то, что многочисленное и закалённое в боях литовское войско "заблудилось" и явилось на Куликово поле, когда битва была уже закон­чена.

Вспоминая ныне о событиях шестивековой давности, нельзя не заметить, как много схожего в нынешней ситу­ации. Хотя и нет явно выраженной иноземной оккупа­ции, но следствия таковы, будто она есть. Полуразру­шенная армия, стоящий на приколе и ржавеющий флот, потеряны огромные территории, парализована экономи­ка, народ, обложенный контрибуцией (т.е. налогами), спивается и разворовывает остатки соц. имущества. Его величество "бакс" - вот идол, которому поклоняется со­временное общество. Все эти признаки присущи госу­дарству, которое потерпело сокрушительное военное по­ражение. Но ведь мы не вели широкомасштабных войн. Тогда почему всё это есть, откуда эта печальная действи­тельность? Всё дело в том, что смертельно болен дух нашего народа, изнасилованный безбожным атеизмом, страшным ядом неверия и лжеверия отравлен его внут­ренний мир. И самое страшное в том, что мы не видим и не хотим видеть этой болезни. Мы возмущаемся правите­лями, реформами, чем угодно, но не желаем понять ис­токи и первопричины нынешних бедствий. "Перестали понимать русские люди, что такое Русь! А она есть под­ножие Престола Господня. Русский человек должен по­нять это и благодарить Бога за то, что русский". Эти слова праведного Иоанна Крондштатского злободневны именно сейчас, когда решается судьба Отчизны. Но быть русским и не быть при этом православным или, по край­ней мере, уважительно, с почтением не относясь к церк­ви, - невозможно. В этом случае человек становится про­сто русскоязычным, но не русским. Русскими становятся не по крови, а по духу. Это, кстати, прекрасно понимал иеромонах Серафим (Роуз). Чистокровный американец, родившийся в протестантской, баптистской семье, он после многолетних исканий, истину нашёл в православии. Явля­ясь одним из подвижников благочестия наших дней, он писал: "...Воскресение России зависит от усилия каждой отдельной души, оно не может произойти без участия православных людей - то есть нашего общего покаяния и нашего подвига". Но, к сожалению, есть силы и в нашей стране, и за рубежом, которые панически боятся этого возрождения и делают всё, чтобы русские и дальше ни о чём не догадывались. А может, пришло время нам исчез­нуть? Не хватит ли тысячи лет, не зажился ли русский народ в общечеловеческой истории? Может, действитель­но пришла пора раствориться на просторах Евразии? Тем более, что нас усиленно к этому подталкивают. В XX веке России пришлось растратить весь свой тысячелет­ний запас прочности, чтобы сохранить хотя бы призрач­ную возможность для возвращения к своей русской сущ­ности. На исходе века нам пришлось бросить огромные пространства своих исконных территорий, бессильно смот­реть на издевательства над русским населением в кичли­вых государствах-новоделах, терпеть наглые упрёки так называемого мирового сообщества при любой попытке защитить себя.

Новый век ставит перед нами задачу собрать всё рас­терянное в XX веке, удержать, сохранив остатки русской государственности, какими бы жалкими они не казались. Кроме России у русских нет ничего. А потому мы обре­чены на борьбу за собственную страну, за русскую госу­дарственность. Мы поставлены перед выбором между небытием и глубокой переоценки ценностей, то есть об­ращением к традиционным ценностям православной веры. Реалии современного мира, неотвратимость региональ­ных конфликтов обязывают нас думать не о правах и свободах, не об удовлетворении "растущих потребнос­тей", а о выживании русского мира. Так как это было шесть столетий назад, когда перед лицом смертельной опасности мы сплотились в единый народ. И самое важ­ное - с нами главный источник духовных сил страны - Русская Православная Церковь, хранительница самой глу­бокой традиции, хранительница путей к Истине, по кото­рым только и сможет наша страна уйти от окончательно­го поражения. Воистину, нам досталась нелёгкая доля, но всё же мы - счастливые люди. Потому что, как сказал митрополит Иоанн - молитвенник за русский народ: "Во славу Божию жить для России - наша забота и цель. Во славу Божию бороться с её врагами - наш священный сыновний долг. Во славу Божию умереть за Россию - наше святое право! Аминь". Да будет так и да поможет нам Пресвятая Богородица.

Автор: 

Дата публикации: 

20/09/2002

Метки: