Царственные страстотерпцы

Царственные мученики

Да! Злобной зависти ехидна Вас пожирает; вам обидна Величья нашего заря.
Вам солнца Божьего не видно За солнцем Русского Царя.

М.Ю. Лермонтов.

“Кровь Его на нас и на детях наших”.

(Мф. 27, 25)

Промыслом Божиим приближается день канонизации, то есть прославления в лике святых Царя-Мученика Ни­колая II и его августейшей семьи. В преддверии этого знаменательнейшего для жизни Церкви и государства события продолжается осмысление подвига жизни и смер­ти благочестивого русского Царя и его близких. Всё боль­ше публикуется свидетельств о чудотворных иконах Цар­ственных Мучеников, о случаях их небесного заступниче­ства и помощи. В дни, связанные с семьей последнего российского императора, в Москве, Питере и других круп­ных городах России совершаются крестные ходы, соби­рающие тысячи людей. К слову сказать, наши СМИ поче­му-то хранят упорное молчание, как будто ничего не за­мечают, зато показывают “митинги” несуществующей югославской оппозиции. Открывающиеся архивные ма­териалы времён правления Государя Императора Нико­лая II позволяют по-новому рассмотреть и оценить его облик, его духовно-нравственные черты. Всё это являет­ся несомненным чудом Божиим, чудом, заключающимся в том, что память о Царе-Мученике не удалось вытравить в народе. Несмотря на дьявольские усилия безбожной пропаганды, происходит обретение русским народом сво­его Царя. Сквозь мрак ненависти и злобы, лжи и клеве­ты истина пробивается на Свет Божий, одна за другой спадают завесы, рушатся с ними и те злые вымыслы и сказки, на которых выросла зачатая в злобе революция. Как будто проснувшись от тяжёлого и кошмарного сна, русские люди начинают понимать, что и кого они потеря­ли. Поэтому прославление Государя и его семьи станет началом преодоления Великой Смуты, победой над тём­ными антихристианскими силами, поработившими Рос­сию в 1917 году. В народе, даже мало духовно просве­щённом, но знающем на подсознательном уровне имена Сергия Радонежского и Серафима Саровского как обра­зы русской святости, совершится признание ещё одного русского святого. И уже вряд ли у кого язык повернётся произнести на него хулу. Осознание того, что 70 лет проклинали зверски убиенного Государя с семьёй и ещё десяток с лишком лет глумились, а он оказался святым, станет возвращением русскому народу его чести и дос­тоинства. Того, что мы потеряли, когда стреляли друг в друга на фронтах гражданской, когда поверили лукавым вождям, разорили коллективизацией крестьянство, под корень вывели казачество, допустили вакханалию массо­вого антирусского террора, разгул святотатства, безбо­жия и богоборчества. Да и сейчас продолжаем делиться на партии и движения, блоки и фракции, боремся за власть, забывая об элементарной порядочности, либо тупо наблюдаем за происходящим, проявляя преступное рав­нодушие. Будущее наших детей, будущее России зави­сит от того, хватит ли у нас мужества посмотреть правде в глаза и признать страшное злодеяние, допущенное рус­ским народом, безмолвствовавшим, когда Царя подверг­ли унижению и убийству. Глубокое осознание тяжести содеянного и покаяние перед памятью Царственных Му­чеников требуется от нас Божией правдой. Величайшее преступление против них должно быть заглажено горя­чим почитанием и прославлением их подвига. Пред уни­женными, оклеветанными и умученными должна скло­ниться Русь, как когда-то склонились киевляне пред уби­тым князем Игорем, что примирило их с черниговцами, как склонились владимирцы и суздальцы пред убитым Великим Князем Андреем Боголюбским, как почитание св. Михаила Тверского залечило раны, нанесённые борь­бой Москвы и Твери.

“Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи пре­ступлением и Божеского, и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании. И сегодня мы от лица всей церкви, от лица всех её чад, усопших и ныне живущих, приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!” - так выразился святейший Патри­арх Московский и Всея Руси Алексий II накануне 80-летия екатеринбургской трагедии. Отрекаясь от грехов прошлого, необходимо понять, что любая цель должна достигаться достойнейшими средствами, нельзя идти пу­тём безнравственности и беззакония. Нельзя приносить в жертву чьё-либо доброе имя и самую жизнь, что случи­лось с последним русским Государем. Сколько грязи, лжи и клеветы вылили на благочестивейшего не по имени только, но и по жизни Царя. В чём только не обвиняли его. В том, что он был бездарный правитель, например. Но давайте обратимся к реальным фактам. По уровню промышленного развития Россия находилась на пятом месте в мире после США, Германии, Англии и Франции, а по темпам экономического роста — на втором. При нём была построена Великая Сибирская железная дорога (Транссибирская магистраль). В 1896 году Государь по­сетил грандиозную Нижегородскую ярмарку, где заклю­чались миллионные сделки и формировались мировые цены на промышленную и сельскохозяйственную продук­цию, Николай II положил начало металлическому денеж­ному обращению, что укрепило курс рубля. Сам рубль свободно конвертировался, и его золотое содержание росло даже во время войны с Японией. Устойчивость денежного обращения была такова, что сама эта война прошла для внутренней жизни России почти незаметно. Налоги, которые были самыми низкими в мире, выросли всего на 5 процентов. В то же время либеральная и рево­люционная печать не уставала обличать “реакционное самодержавие” во всех смертных грехах. В правление Николая II по экспорту сельскохозяйственных продуктов Россия занимала первое место в мире. Накануне первой мировой войны страна производила 50 процентов миро­вого экспорта яиц, 80 процентов добычи льна, а урожай хлопка, благодаря большим работам по орошению в Тур­кестане, покрывал все потребности русской текстильной промышленности, удвоившей своё производство между 1894 и 1911 годами. Число фабричных рабочих увеличи­лось в 5 раз! Успешно шло освоение дальневосточных окраин. Здесь было построено 13 тысяч вёрст грунто­вых дорог, большое количество больниц, школ и церк­вей, успешно действовали 800 маслодельных артелей. Главными потребителями сибирского масла были Анг­лия, Германия, Голландия и Дания. Канада и США усту­пали Сибири по количеству овец и лошадей на душу на­селения. Русские товары на Дальнем Востоке вытесняли японские и английские в силу своей дешевизны и высо­кого качества. И это тёмная, забитая, отсталая Россия во главе с бездарным царём? Да о такой жизни нам не меч­тать даже в самых смелых мечтах! А выдумки насчёт ни­щего, голодного народа? Лучшим показателем благосос­тояния народа являются храмы. Зайдите в наш храм с покосившейся на 1 м 25 см колокольней, что в 12 раз превышает допустимые нормы, с просевшими потолками и разбитым бетоном во дворе. А что было при царе, когда чуть ли ни в каждом селе стояли белокаменные соборы с золотыми куполами? Откуда они брались? А народ был богат, обеспеченный крепкий народ строил богатые храмы и богато их украшал. Ну а нам, нищим, остаётся надеяться сделать хотя бы ремонт, хотя бы ос­тановить дальнейшее ветшание храма.

Даже беглый обзор русской жизни того времени по­казывает, что никаких “объективных” (а особенно столь любимых историками-материалистами экономических) причин для революции не было. И всё же она грянула...

Ещё одним расхожим обвинением против Государя является миф о его якобы слабости и нерешительности. Долгие годы безбожная марксистская пропаганда твер­дила о полной непригодности Николая II как полководца, о том, что он поставил Россию на грань катастрофы, от которой её спасли большевики. Что ж, давайте разби­раться с этим вопросом.

Россия должна была закончить восстановление сво­ей военной мощи к 1917 году. Но война началась уже в 1914 году. Можно ли было избежать войны с Германи­ей? Любой честный историк знает, что вся внешняя поли­тика Германии была рассчитана на войну, на расширение зоны германских геополитических интересов. Ждать, когда Россия подготовится к войне, было не в её интересах. С другой стороны в интересах Великобритании было не допустить превращения Германии в военно-морскую дер­жаву. Таким образом, не будь сараевского выстрела, по­вод к войне нашёлся бы. Итак, началась первая мировая война. В 1915 году Германия повернула главные силы против России. Момент был очень удачный: в русской армии начинался снарядный голод и войска вынуждены были отступать. Ставка почти потеряла управление вой­ной. Германский генеральный штаб готовил нашей ар­мии гигантский котёл. И вот в этот тяжелейший момент император Николай II решает принять верховное коман­дование почти разбитой армией. Принимает вопреки про­тестам министров, несмотря на столичные толки. И про­изошло то, чего никто не ожидал: казавшееся неудержи­мым наступление противника остановилось. Не “выдох­лось”, а было остановлено воспрянувшей русской арми­ей. Причём остановлено в Западной Белоруссии и При­балтике, а не на берегах Волги, Невы и Кубани, как при Сталине, и не в Москве, как при Кутузове, и не у Полта­вы, как при Петре Великом! С того момента, как Государь принял функции Верховного Главнокомандующего, было также установлено полное господство русского флота на Чёрном море, были разгромлены главные турецкие силы и взят Транезунд. Также была сорвана попытка Германии обойти русский фронт через Румынию. Брусиловское наступление нанесло сокрушительный удар по Австро-Венгрии. К весне 1917 года всё было готово к нанесе­нию решительного удара для окончательного разгрома и поражения противника. И всё это — плоды деятельности “слабовольного и недалёкого” человека! У. Черчиль, быв­ший во время войны военным министром Великобрита­нии, категорически утверждал, что Россия стояла у само­го порога победы. Но, увы! Исполнение времён прибли­зилось к нам лишь для того, чтобы показать, как мало мы были готовы к принятию ожидавшего нас жребия. В то время, как лучшие сыны Отечества, не щадя жизни, дрались на фронтах, в тылу платные германские агенты и революционеры готовили коварный удар в спину. Под­стрекаемый ими народ не претерпел до конца великого испытания и потому не венчался венцом победы. Увле­чённый духом обольщения и соблазна, он сошёл с тес­ного пути подвига и устремился на широкие пути своево­лия и беззакония, в каком-то опьянении безумия он беспощадно стал разрушать все разумные основы общежи­тия. В 1917 году Россия была потрясена социальной ка­тастрофой, самой страшной и кровавой в истории чело­вечества. Плоды её — десятки миллионов человек уби­тых, замученных в советских концлагерях, ограбленные храмы, поруганные и осквернённые вековые святыни рус­ского народа. Разброд и шатания поразили и действую­щую армию. Огромные деньги были брошены на веде­ние революционной пропаганды, для подкупа высших чиновников и генералитета, забывшего о присяге и сво­ём долге. Мог ли Государь предотвратить грядущее без­законие? Мог. Если бы ему было на кого опереться. Разлагающее действие смуты достигло таких масштабов, что только два человека в армии выразили свою вер­ность императору. Граф Фёдор Артурович Келлер, ко­мандир Третьего кавказского корпуса, и граф Хан Нахи­чеванский, командир отдельного Гвардейского кавалерий­ского корпуса, приславший телеграмму: “Прошу Вас не отказать повернуть к стопам Его Величества безгранич­ную преданность Гвардейской кавалерии и готовность умереть за обожаемого монарха”. Но и эти заявления не были доставлены Государю, а были утаены предателями в генеральном штабе. Расчётливая злоба сделала своё дело: она отделила Россию от своего Царя, и в страш­ную минуту в Пскове он остался один. Но не он оставля­ет Россию, Россия оставляет того, кто любил её больше жизни. В надежде, что его самоумаление успокоит и сми­рит разбушевавшиеся страсти, Государь отрекается от престола. Наступило ликование тех, кто хотел низверже­ния императора. Остальные молчали. Последовали арест Государя и его убийство. Россия молчала...

Великий грех — поднять руку на Помазанника Бо­жия. И малейшая причастность, даже просто согласие с ним, не остаются без отмщения. В скорби говорим мы: “Кровь его на нас и на детях наших”.

Таким образом, отречение Николая II было лишь кон­статацией, прежде произошедшего отречения народа, от­давшегося самоубийственной крамоле, от своего Царя. Благочестивый император всероссийский сложил с себя бремя царской власти из опасения, Николай II после отречениячто может стать ви­новником пролития русской крови в случае возникнове­ния междоусобной бойни. Николай Александрович, вос­питанный в истинном благочестии и послушании Святой Церкви, прекрасно понимал, что в этом случае вступит в действие проклятие предков, изречённое на Великом Московском соборе 1613 года. У Государя была только одна слабость — он не стал "Кровавым”. Во всё время крестного пути беззащитной Царской семьи до подвала Ипатьевского дома ни одного слова ропота не вышло из уст Царственных Страдальцев. Они подражали Тому, Кому свято верили и о Ком сказано: “... будучи злословим, Он не злословил в ответ, страдая, не угрожал” (1 Пет. 11, 23). Только Богу Они возвещали печаль свою и перед Ним одним изливали свои сердца. Их любовь к России не остыла, забывая собственные страдания, они до кон­ца испили чашу мученичества со своим народом.

Многие могут задать вопрос: “А в чём же наша вина, не мы же совершили это злодейство?” Дело в том, что Соборная Клятва русского народа была "из рода в род и вовеки”, следовательно, до тех пор, пока будет суще­ствовать образ Царя, созданный безбожной пропаган­дой, нераскаянный грех будет лежать тяжким грузом на соборной душе России. Но, слава Богу, она ещё жива - эта бесконечно трогательная душа сердобольной, право­славной России. Под грубой корой предрассудков и фаль­ши живёт нежное, сострадательное сердце народа. И по­тому есть надежда, что не всё потеряно и погибло, что настанет время, когда из краха и пепла восстанет Россия, очищенная покаянием, и явит миру беззаветную предан­ность своим вековым идеалам, Идеалам искания Правды Божией. И тогда убиенный Государь, его Благоверная супруга и августейшие дети станут для нас примером са­мопожертвования, которым достигается Жизнь Вечная. Святые царственные Мученики, молите Бога о нас.

Аминь.

Автор: 

Дата публикации: 

18/07/2000

Метки: