Владимирская икона Божией Матери

Владимирская икона Божией МатериРоссия - подножие престола Божия, дом Пресвятой Богородицы. Таким образом с древних времён, с момен­та крещения Руси, русский православный народ выражал своё благоговение и почитание Божией Матери. Слова Евангелия от Луки: "... Се бо отныне ублажат Меня все роды; яко сотворил Мне величие Сильный и Свято имя Его (Лк. 1, 48-49)” с особой силой запечатлелись в рус­ском сердце. И в ответ на это Пресвятая Дева своими молитвами не раз отвращала праведный гнев божий, над­вигавшийся на наше Отечество за отступление от запове­дей Божьих и охлаждение в вере. Свидетельством этого заступничества являются многочисленные чудотворные иконы, как звёзды небесные сияющие во всех концах русской земли. Одна из них - Владимирская икона Пре­святой Богородицы, величайшая святыня России, самая почитаемая Православной Церковью. По преданию сия икона была написана евангелистом Лукой на доске от стола, на котором совершали трапезу Господь Иисус Хри­стос, Его Пречистая Матерь и праведный Иосиф. До 950 года икона находилась в Иерусалиме, когда благочести­вый император Феодосий II перенёс её в Константино­поль. В середине XII века патриарх Лука Хризоверг по­слал икону в дар великому князю Юрию Долгорукому, основателю первопрестольного города Москвы. Его сын, святой князь Андрей Боголюбский, перенёс икону во Владимир, после чего она стала именоваться Владимирс­кой. С древних времён она прославилась многочислен­ными чудесами. Об одном из них, а именно о чудесном избавлении России от нашествия Тамерлана, пойдёт речь в этой статье.

Шесть столетий назад в Азии явился новый грозный завоеватель Тамерлан, или, как называли его наши лето­писцы, Тимур-Аксак. Свою деятельность этот небогатый чагатайский князёк начал с удачных грабежей соседских княжеств. Его отряд быстро возрастал, так как ему сопут­ствовала военная удача, а среди кочевников было нема­ло любителей лёгкой наживы. Вскоре отряд Тамерлана стал войском, в котором были наведены железный поря­док и жёсткая дисциплина. Бесчисленная рать разгроми­ла Индию, богатые среднеазиатские государства, весь Кав­каз, Грузия, Армения были повержены. И вот этот ужас­ный завоеватель - бич Божий - устремляется на Север, собираясь разорить Русь, которая едва начала вставать на ноги, освобождаясь от татаро-монгольского ига. Воронеж, Ливны, Елец пали перед Тамерланом как слабые былин­ки перед вихрем. Столица и окрестности были объяты ужасом и смятением, повсюду служились молебны, сам митрополит Кирилл почти безвыходно находился в хра­ме.

Юный сын благоверного князя Дмитрия Донского Василий собрал свою малочисленную рать и пошёл на­встречу громадной орде Тамерлана. О военной победе не могло быть и речи, слишком уж велик был численный перевес вражеских войск. “Мёртвые сраму не имут”, - носились среди воинов юного московского князя слова его предка, храброго воителя Святослава. Но христолю­бивый князь Василий Дмитриевич понимал, что мало ге­ройски погибнуть в бою, нужно ещё спасти Отечество, спасти жён, матерей, детей, храмы Божии от разорения и поругания. И тогда с берегов Оки он даёт повеление перенести в Москву из Владимира прославленную икону Бо­городицы и посвятить наступивший Успенский пост усер­дным молитвам к Богу о помиловании и покаянии. 28 августа, в день праздника Успения Пресвятой Богороди­цы, после совершения Божественной Литургии духовен­ство приняло икону и с крестным ходом понесло к Моск­ве. Десять дней продолжался этот путь. И по всей дороге бесчисленное множество народа на коленях взывало: “Мати Божия, спаси землю Русскую!”. В Москве икону ждала торжественная встреча, всё население города, мит­рополит с духовенством, семья великого князя, бояре вышли на Кучково поле. “Весь город изыде противу ико­ны на сретение ея, мужи и жёны, юноши и девы, дети и младенцы, все от мала до велика, со кресты и со иконы, со псалмы и со песньми и пениями духовными”, - пове­ствует летопись. И вот тут происходит чудо. Неожиданно Тамерлан отдаёт приказ повернуть назад. Его полчища покатились на юг, не причинив России никакого вреда. Историки поражаются внезапным отступлениям гигантс­кой орды без попытки сражения и даже грабежа приле­гающих русских поселений, ведь перед завоевателями лежала практически беззащитная, богатая добыча. Все, от великого князя до последнего воина в русском стане, недоумевали о случившемся. Но удивление это обрати­лось во всеобщую радость и ликование, горячую благо­дарность, когда узнаны были подробности этого отступ­ления.

В тот самый час, когда жители Москвы встречали святую икону, накануне решительного наступления, Та­мерлан дремал в своём шатре. Вдруг он увидел во сне великую гору, с вершины которой к нему спускались свя­тители с золотыми жезлами, а над ними вИзгнание Тамерлана лучезарном сиянии явилась Величавая Жена, окружённая сонмами ангелов, и повелела оставить пределы России. Проснув­шись в трепете, Тамерлан собрал своих полководцев и отдал приказ об отступлении, ибо дальнейший путь пре­граждён и запрещён. “Кто мог воспретить нам?” - удиви­лись воины. “Небо, - ответил прославленный завоева­тель. - Нынешней ночью во сне мне явилась Женщина, грядущая с высоты небес в сопровождении тьмы, тем воинов непобедимых. Грозный вид Её и простёртая дес­ница, видимо, запрещали дальнейшее наступление. Не сомневайтесь, я сам поверил видению не прежде, чем оно повторилось трижды. Теперь нет сомнения - воля Неба должна совершиться”. Собранные здесь же мудре­цы и старейшины подтвердили, что виденная Тамерла­ном Женщина есть Матерь Божия, великая защитница христиан, и что сила Её неодолима. Вот после этого и отдал грозный завоеватель приказ об отступлении. Не­сметные полчища ещё скорее скрылись с лица земли русской, чем появились на нём. А летописец, описав про­исшедшее, прибавляет: “И бежал Тамерлан, гонимый си­лой Пресвятой Девы!”.

Но что же происходит дальше? В то же самое время Константинополь - столица древней православной Визан­тии - подвергся осаде турецких войск, возглавляемых уже известным своими победами султаном Баязетом. Гречес­кие войска, как и русские, вряд ли бы выстояли против намного превосходящих их сил турок. Но, как и жители Москвы, население Царьгорода уповало на помощь свы­ше и возносило к Небу свои молитвы о спасении Отече­ства. И вот в этот момент случилось ещё одно знамение заступничества Пресвятой Богородицы. Неожиданно, на­кануне решающего штурма городских укреплений, Баязет получает требование Тамерлана о безоговорочной капитуляции. Султан отверг ультиматум. Кровопролитное сражение заканчивается полнейшим разгромом турецкой армии, а обессиленная рать Тамерлана удаляется из Ев­ропы.

Вот так, молитвами и заступничеством Божией мате­ри, были спасены две православные столицы.

С тех пор икона Владимирской Богоматери осталась в престольном граде - как залог мира и безопасности Оте­чества. А благодарные русские люди за своё спасение построили Сретенский монастырь на месте встречи (срете­ния) святой иконы. “Да не забудут люди дел Божьих!” - так повествует летопись.

К сожалению, забыли. В ослеплении горделивого разума отказались от Бога, от Пречистой Божией мате­ри, от Церкви. То, что не сумел сделать Тамерлан, сдела­ли строители “светлого будущего”. Как после Батыева погрома, по всей земле Русской дымились обугленные развалины храмов и монастырей. Сотни поруганных, ве­ковых святынь народа русского. Как будто все силы пре­исподней ополчились против Веры, против Правды Бо­жией, стремясь убить в России самую память о много­численных благодеяниях, явленных Спасителем русско­му народу по молитвам Пресвятой Девы. Страшен этот счёт. Сретенский монастырь разорён, Донской в честь победы на Куликовом поле разорён, собор Казанской иконы Божией матери в память об освобождении Моск­вы от поляков на Красной площади разрушен, храм Хри­ста Спасителя в честь победы над Наполеоном взорван... А в этом храме стояли 173 мраморные плиты, на кото­рых золотом были выбиты имена всех погибших в Отече­ственной войне 1812 года, начиная с генералов и кончая нижними чинами. Да, умели наши предки хранить память и быть благодарными. В отличие от нас, так и не осоз­навших, что все наши личные беды, настроения и напасти - лишь следствие одной всенародной беды. Отступле­ния от Бога, от Церкви, отвержения вековых освящённых устоев русской жизни, разрушения соборного единства русской души. Мы, как обезьяны, пытаемся примерить чужой опыт, натянуть заморский кафтан, не замечая, что над нами потешается весь мир. Так что долго нам ещё придётся пить чашу гнева Божия, пока не образумимся и, подобно благочестивым предкам нашим, воззовём в по­каянии: “Мати Божия, спаси землю русскую и народ пра­вославный!”. Тогда и вернёт Всемилостивый Господь своё расположение и освободит Владимирскую икону от без­божного пленения, ибо до сих пор находится она в Тре­тьяковской галерее, а не на положенном ей месте - во Святом Успенском Кремлёвском соборе, ведь они не воз­вращены русской православной церкви. На том месте, где перед ней молились русские князья и цари, выступая в поход. Там, где избирались московские митрополиты и патриархи, там, где приносили присягу на верность сво­им государям, которые там же венчались на царство во славу Отечества и на страх врагам.

Это удивительная икона. Божией матери, изображён­ной на ней, свойственен особенно выразительный и гру­стный взгляд. Обаятельность тонко исполненного лика и выразительность взгляда настолько велики, что чувства, вызываемые в душе, действительно невозможно передать словами. Может быть, лучше всех это удалось сделать поэту Максимилиану Волошину.

Здесь, в Успенском, в сердце стен кремлёвских,
Умиляясь на нежный облик Твой,
Сколько глаз, жестоких и суровых,
Увлажнялись светлою слезой.
Простирались старцы и черницы,
Дымные сияли алтари,
Ниц лежали кроткие царицы,
Преклонялись хмурые цари...

Пресвятая Богородица, спаси нас!

Автор: 

Дата публикации: 

07/09/1999

Метки: